Любовь, склероз и проверка соискателей: как работают частные детективы в России

Тема в разделе "СМИ о частных детективах", создана пользователем НСК-СБ, 26 ноя 2019.

  1. НСК-СБ

    НСК-СБ Команда форума Действительный члены НП "МОД" Приватный уровень доступа

    Сообщения:
    2.406
    Симпатии:
    1.666
    Баллы:
    613
    Любовь, склероз и проверка соискателей: как работают частные детективы в России

    Автор Никита Аронов 15 ноября 2019

    На одного официального детектива приходится несколько сотен специалистов без лицензии. Дело в том, что никаких особых прав у сыщиков нет — сплошные обязанности. Тем не менее они умудряются неплохо зарабатывать. Как — выяснял Никита Аронов.

    «Знаете, что такое кража личности?» — спрашивает Сергей Любименко, молодой человек в очках, пиджаке и красном галстуке. На его рабочем столе — бронзовая статуэтка архетипического детектива, худого, в шляпе и плаще с поднятым воротником. Но сам хозяин кабинета квадратностью плеч скорее напоминает телохранителя. По стенам комнаты развешаны вымпелы разных силовых ведомств, в том числе и ныне не существующего ФСКН, где когда-то работал сам Любименко. В 2011 году он ушел из наркоконтроля, стал частным детективом и сейчас руководит агентством Top Secret. А еще возглавляет общественную организацию «Объединение частных детективов России» и Ассоциацию профессионалов сыска.

    История о краже личности выглядит так. Человек купил квартиру через риелторов, с просмотром и проверкой, заплатил за нее больше 60 млн руб., а приехав вселяться, встретил там настоящего хозяина, чью личность украл мнимый продавец.

    «Оказалось, что он поселился в квартире под видом арендатора. После этого сделал себе подложный паспорт на имя реального хозяина. С этим паспортом заказал себе дубликаты всех квартирных документов и по ним провел сделку, — рассказывает Сергей Любименко. — Обманутый покупатель написал заявление в полицию. Только правоохранители в этом конкретном случае показали себя не с самой лучшей стороны. Многие наши коллеги в правоохранительных органах — грамотные специалисты, которые готовы прийти на помощь, но, к сожалению, не все такие. В общем, дело возбуждалось почти три недели, за это время мы сами установили преступника и локализовали его».

    Потерпевший лично организовал выезд полицейских для задержания. А дальше случилось непредвиденное.

    «Первый раз правоохранители опоздали, и мошенника уже не было на месте. Второй раз, когда его местонахождение установили снова, полицейские оцепили квартиру, но мошенник перелез через балкон и скрылся, пока доблестные стражи порядка вскрывали дверь. Дело в том, что на задержание приехали еще не очень опытные сотрудники, которые просто не учли, что такое потенциально возможно. С тех пор прошло уже четыре года. Злодея вроде так и не поймали».

    Получается, клиент не только потерял 60 млн руб. на покупке квартиры, но и потратил больше миллиона на детективные услуги. И все зря.


    Следствие ведут

    Хорошо еще, что полицейские вообще стали сотрудничать с частными детективами. Делают они это далеко не всегда.

    «В моей практике нет ни одного примера, когда мошенник получил бы за что-то срок. Даже уголовных дел обычно не бывает, — констатирует руководитель детективного агентства Two Lives Екатерина Шумякина. — Сейчас мошенники чувствуют себя в полной безопасности, потому что полицейские просто отказываются рассматривать такие дела. Они называют это гражданско-правовыми отношениями и отправляют потерпевших в суд. Хотя преступный умысел обычно налицо. И вполне можно квалифицировать дело если не по 159 статье (мошенничество), то по 165-й (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием)».

    Показательный пример: к Екатерине пришла 83-летняя бабушка, у которой жулики-юристы выманили все ее накопления — порядка 700 тыс. руб. У нее погиб сын, едва успев выплатить ипотеку, но банк лишился лицензии. И окончательно закрыть ипотечный вопрос было довольно просто. Но юристы, к которым женщина поначалу обратилась за помощью, просто тянули деньги, пугая, что иначе она вообще потеряет жилье. Екатерина помогла ей обратиться в суд и выиграть его (она и в судах работает как юрист), бабушке присудили 716 тыс. руб.

    «Но денег этих она не получила, потому что фирма, ее обманувшая, с тех пор перерегистрирована. А уголовное дело против мошенников возбуждено так и не было».



    [​IMG]
    © Света Муллари

    Другой пример. Целительница вытянула у родственницы умирающего от рака человека 7 млн руб. на некие обряды, призванные продлить ему жизнь. Когда остальные родственники об этом узнали, то обратились к детективу. Шумякина быстро нашла еще троих пострадавших и даже убедила одного из них подать заявление в полицию. Потерпевших стало двое, сумма мошенничества огромная, но прогресса у полицейских не было и нет.

    «Полиция пишет отказ в возбуждении дела, мы отменяем его через прокуратуру, полиция снова закрывает дело, мы снова отменяем [отказ]. И так до бесконечности», — излагает Екатерина Шумякина.

    Она один из самых медийных российских детективов. Охотно выступает по телевидению, ведет уроки безопасности для школьников. Популярность дошла до того, что как-то Екатерину узнали в ресторане, поздоровались и спросили, кого она сегодня пришла выслеживать. Теперь сыщица работает только в парике, превращающем ее из шатенки в мелированную блондинку.

    Биография у нее интересная. Когда-то Екатерина упорно добивалась того, чтобы стать милиционером-оперативником: эта работа считалась сугубо мужской. Добилась. В 2000-х годах она поймала одного известного московского маньяка, а в декабре 2010-го со скандалом положила заявление на стол. Случилось это после того, как Шумякина долго доказывала невиновность подследственного, которого обвиняли в сексуальном насилии по отношению к дочери. А два года спустя следователи из прокуратуры реанимировали закрытое уже дело и сделали все, чтобы посадить мужчину.

    «Я поняла, что не хочу больше работать в системе, задача которой — посадить, а не установить истину. Полгода после увольнения я была в отчаянии, а летом 2011-го приняла решение стать частным детективом», — рассказывает Екатерина.

    Теперь она — один из немногих представителей этой профессии, которые откровенно говорят о проблемах полиции. Остальные предпочитают иносказания — им с людьми в погонах еще работать и работать.

    «Сейчас закон даже не предполагает сотрудничества детектива и следствия. Это приводит к тому, что детектив приносит следователю доказательства по уголовному делу, а тот говорит: "Что вы от меня хотите?" и зачастую не приобщает их. Тогда детектив по ходатайству клиента может пойти в суд. Но и судья ничего ему не обязан, он может приобщить доказательства на свое усмотрение. Если детектив — со стороны защиты, то часто не приобщает», — объясняет еще одна женщина-детектив Наталья Ковалева. В отличие от Екатерины Шумякиной она никогда не снимается и обычно не дает интервью. Поэтому пока может работать без парика.

    Наталья — редкий пример детектива, никогда не служившего в органах. Психолог по образованию, в 2000 году она пришла помощницей в детективную фирму. Теперь у Натальи свое агентство под названием «Нат Пинкертон», где в основном работают бывшие опера. Вообще детективы любят красивые литературные штампы. В Воронеже открыли агентство Puaro, в Магнитогорске — «Агата Кристи». А уж Шерлок Холмс в фирменной кепке с двумя козырьками изображен на вывеске каждой второй сыскной конторы, включая «Нат Пинкертон».

    Одна из специализаций Натальи Ковалевой — как раз сбор улик по уголовным делам. Семь лет назад ее подчиненные помогли расследовать громкое московское покушение на бизнесвумен Надежду Набережневу.

    «Мы первыми доказали с помощью психолого-психиатрической экспертизы, что в деле замешан ее шофер и охранник Вадим Котов. На его след навело смазанное видео с подъездной камеры видеонаблюдения. Там было заметно, что два огромных мужика, напавших на женщину, вообще никак не реагируют на водителя, находящегося от них на расстоянии вытянутой руки. Это говорило только об одном: эти люди знакомы, — вспоминает Наталья Ковалева. — К моему большому счастью, судья приобщил наши доказательства, Котову дали 14 лет».

    Конечно, чтобы такое заметить, ни Холмсом, ни Пинкертоном быть не обязательно, но официальные следователи зачастую не делают и этого. И если дело громкое, а детектив помогает посадить преступника, то доказательства, собранные частными сыщиками, идут в ход.

    «Конечно, если правоохранители располагают возможностью и временем, то они пойдут навстречу. Им не нужен лишний "глухарь", — считает Сергей Любименко. — Проблема в том, что у полиции, конечно же, есть возможности проводить оперативные и следственные действия, но зачастую просто нет времени. К сожалению, сказывается очень большая нехватка личного состава, процессы забюрократизированы, поэтому все происходит сложно и небыстро».

    Вне закона

    По закону «О частной детективной и охранной деятельности», возможности частных сыщиков ограничены всего восьмью пунктами. Они имеют право собирать доказательства по гражданским и уголовным делам, искать пропавших граждан и утраченное имущество, заниматься защитой товарных знаков и коммерческой тайны, собирать информацию для деловых переговоров, проверять анкетные данные соискателей с их письменного согласия. Плюс с 2011 года сыщикам разрешили искать в рамках исполнительного производства должников, их имущество и детей, которых прячет от матери или отца другой родитель.

    Больше ничего нельзя. Следить за человеком, например, позволяется только с его письменного согласия. Прослушивать телефоны и просматривать переписку тем более запрещено. Запрашивать информацию у полиции и других официальных органов сыщики опять же не имеют права. Зато в России существует черный рынок баз данных и всевозможные услуги по «пробивке» телефонов. Но это все нелегально. Поэтому публично детективы почти не говорят о своих методах. Как, например, нашли того преступника, который сначала украл личность, а потом убежал через балкон? «Благодаря опыту оперативно-розыскной деятельности, мотивации и желанию», — туманно отвечает Сергей Любименко.



    [​IMG]
    © Света Муллари

    Откровенно обсуждать методы работы детективы готовы только анонимно.

    «Все, чем мы занимаемся, более-менее незаконно, — объясняет один из частных сыщиков. — Вот, например, у меня есть бот в Telegram, подписка на месяц стоит 2,5 тыс. руб. По номеру машины или телефона он выдает данные о человеке и его фотографию. Очень удобно. Сам я работаю давно, но уже лет 15 не беру лицензию. Зачем? С лицензией только наказание выше. Если вы, скажем, будете за кем-то следить, то отделаетесь штрафом. А детектива за то же самое посадят».

    «На сегодняшний день лицензия детектива, кроме возможности официально работать с юридическими лицами, практически не дает никаких преимуществ в сравнении с обычным гражданином. Она лишь создает множество сложностей: это дополнительная уголовная и административная ответственность, налоговая нагрузка», — соглашается Любименко.

    Поэтому сейчас на всю страну зарегистрировано порядка 900 детективов. Еще несколько лет назад было вдвое больше. Но реально в этой сфере работает огромная масса людей. Они называют себя финансовой или экономической разведкой, оказывают юридические консультации или числятся в службах безопасности корпораций, а иногда работают и просто сами по себе, без договоров. Сергей Любименко считает, что это в общей сложности порядка 100 тыс. человек.

    «Для государства безусловно важно навести в этой отрасли порядок, вывести этих людей из тени хотя бы для того, чтобы понимать, кто эти люди и сколько их», — уверен он.

    Приятным бонусом могла бы стать возможность получать от органов власти какие-нибудь не очень секретные данные.

    «Например, ко мне пришел мужчина. Он хочет найти маму своей гражданской жены. Но я не могу пойти в полицию и сделать запрос о ее последнем месте жительства. Так как женщина не пропадала без вести, полиция сама ее искать не будет, МЧС тоже. А кто будет-то? Только частный детектив. К чему такая секретность, непонятно. У вас есть все мои данные. Мои отпечатки пальцев. Вы знаете, зачем мне нужна эта информация, что я не собираюсь разоблачать Петрова и Боширова. Если не дай бог что-то случится, вы знаете, кого винить. Сделайте, наконец, этот запрос за 300, за 500 руб. Все копеечка в бюджет будет», — эмоционально рассуждает детектив Олег Пытов.

    Этот маленький, наголо бритый человек с быстрыми темными глазами специализируется на супружеской неверности и розысках родственников. На левом предплечье — армейская татуировка с именем любимой девушки, из-за которой ему когда-то чуть не отказали в работе в милиции. Но потом все-таки взяли в уголовный розыск СВАО. А дальше история банальная. Родился ребенок, в однушке стало тесно, Пытов начал просить служебную квартиру. Начальники ответили, что он москвич, а жилья не хватает даже приезжим сотрудникам. Пытов обиделся и ушел в частный сыск.

    «Частный детектив не имеет права получать информацию от силовых структур, из баз данных, — продолжает он. — А вы откройте интернет. "Яндекс" сразу выдаст вам сайты-помойки с расценками на самые что ни на есть незаконные услуги: пробить телефон — столько-то, взломать почту — столько-то».

    Впрочем, ситуация может измениться, потому что депутат Госдумы из бывших прокурорских работников Анатолий Выборный разработал проект нового закона о детективной деятельности. Документ сейчас активно обсуждается на самых разных площадках, но пока никуда не внесен. Основных нововведений предполагается четыре. Во-первых, разрешить детективам подавать запросы в органы власти, а органы власти должны будут на эти запросы в положенный срок отвечать. Во-вторых, планируется ввести понятие детективной тайны на манер тайны адвокатской, чтобы частный сыщик имел право никому не разглашать сведения, полученные от клиента. В-третьих, детективам хотят разрешить посещать и опрашивать подозреваемых, обвиняемых и задержанных в местах лишения свободы. Наконец, возрождается понятие детективной организации. Дело в том, что сейчас по закону их не существует, а детектив может быть только индивидуальным предпринимателем, что не помешало ни Любименко, ни Ковалевой, ни Шумякиной, ни десяткам других сыщиков открыть собственные агентства. «Если закон примут хотя бы на 30%, мне как практику это существенно облегчит жизнь», — уверена Наталья Ковалева.

    «"Съесть-то он съест, да кто ему даст!" — скептически цитирует старый анекдот Сергей Любименко. — Совершенно непонятно, как будет выглядеть законопроект в третьем чтении. Тут очень важно мнение регулятора — Росгвардии. По моей информации, у нее на развитие отрасли иная точка зрения».

    Патриарх сыска

    Впрочем, на новый закон уповают далеко не все члены детективного сообщества. Многих текущее положение дел устраивает. Среди них — Олег Зимин, который работал частным детективом, даже когда закона о них вообще еще не было. В 1989 году в СССР появилось первое частное детективное бюро «Алекс». Зимин, который только что уволился из подмосковного уголовного розыска, поспешил туда устроиться.

    «Помню свое первое дело. Позвонила бабушка из номенклатурного дома на Кутузовском, того, где Брежнев жил. Она хотела узнать, как проводит время ее 17-летняя внучка, не попала ли в дурную компанию. Договорились, что 250 руб. составят расходы и 250 руб. — гонорар. Для понимания: 250 руб. — моя месячная зарплата в уголовном розыске, — рассказывает Олег Зимин. — Мне тогда было 24 года. День я провел у них во дворе, пообщался с девушками и ребятами и получил о внучке исключительно положительные характеристики. Довольный своей работой, я позвонил своей заказчице и договорился встретиться с ней днем следующего дня. На встрече я был внимательно выслушан, мне сказали спасибо, но гонорар бабушка платить отказалась, заявив, что слишком быстро я выполнил ее поручение».

    Потом, в 1992 году, был принят закон о частной детективной и охранной деятельности, тот самый, который сейчас хотят, наконец, заменить. Примерно через год начали выдавать лицензии. И Зимину досталась одна из первых. После этого он основал собственное агентство ЗОВ.



    [​IMG]
    © Света Муллари
    Олег — мужчина откровенно оперской наружности: коротко стриженные седеющие волосы, распахнутое пальто, под ним — синий свитер. На Петровке он смотрится к месту. Но мы идем не в дом № 38, а в здание Института типологии и экспериментального проектирования, где Олег Зимин снимает небольшой офис. Название главной милицейской улицы производит на него и его заказчиков магическое впечатление. Именно здесь он всегда проводит с ними первые встречи, даром что живет в Балашихе. Детектив Зимин вообще старается не терять связи с органами.

    «Пока официально праздновали День уголовного розыска, я каждый год выяснял у начальника криминальной милиции Балашихинского УВД, сколько поступило на службу молодых оперов, а на банкете я и начальник ОУР Балашихинского УВД в торжественной обстановке вручали купленные мною оперативные кобуры каждому из новичков», — рассказывает сыщик.

    Его кумир, конечно, Шерлок Холмс. Еще — советские «ЗнаТоКи». А вот современные полицейские сериалы Зимин не любит: там слишком негативно изображаются сотрудники правоохранительных органов. Обязательно кто-нибудь замешан в коррупции.

    Олег Зимин не только патриарх отрасли, но и первый вице-президент Ассоциации российских детективов (АРД), конкурирующей, понятное дело, с организацией Сергея Любименко. Оба они друг друга недолюбливают.

    Дважды в год АРД проводит конференции, на которые съезжаются сыщики со всей страны, а также знаменитые зарубежные детективы. Самое главное — посмотреть друг на друга, ведь сыщики часто привлекают к расследованию коллег из других городов.

    «Первый день у нас заезд и коллегия. Научно-практическая часть занимает весь второй день, — говорит Олег Зимин. — Третий день — закрытая часть конференции, только для членов АРД: мы решаем вопросы приема новых членов, обсуждаем свои внутренние вопросы, вечером — торжественный банкет. Четвертый день — культурная программа. В прошлом ноябре у нас была интересная экскурсия в музей МУРа, а в этом году мы встречаемся в Санкт-Петербурге, посетим Царское Село».

    Сколько стоят услуги детектива, ни один из них явно не скажет. Зимин тут не исключение. По его словам, как-то он заработал за одно дело более 3 млн руб. Это были поиски похищенного предпринимателя.

    Заработки детективов разнятся. Олег Пытов говорит о среднем доходе в 100 тыс. руб. Сергей Любименко называет цифру 150–250 тыс. руб. Наталья Ковалева утверждает, что ее подчиненные получают 50–100 тыс. руб. в месяц, а Екатерина Шумякина уверяет, что сама заработала за прошлый год 1,6 млн руб.


    Фальшивый офис и поддельные лампы


    Характер работы российских детективов с годами меняется.

    «Еще пять-семь лет назад нам приходилось гораздо чаще искать убежавших детей, сейчас их стало меньше. Думаю, это связано с тем, что стала лучше работать опека, — рассказывает Наталья Ковалева. — Меньше стало черных риелторов, которые угрозами или обманом заставляли человека переписать квартиру, а потом старались удалить его подальше из Москвы, в деревню или маленький город. И мы этих людей там искали. Пик таких преступлений пришелся на 2009–2010 годы. Зато сейчас у нас стало гораздо больше корпоративных заказов».

    Появляются даже новые способы мошенничества.

    «За последние два года уже несколько человек пришли к нам с одной и той же схемой искусственного банкротства фирмы, — говорит Ковалева. — Мошенники подделывают документы отданной на аутсорсинг бухгалтерии. Банкротство проводят от лица подставных фирм, оформленных на случайных людей, зачастую бомжей. А сами мошенники действуют по доверенностям, нередко поддельным».

    Тут задача детектива — найти номинального владельца, того самого бомжа, и привести его в правоохранительные органы, в отдел МВД например, чтобы он пояснил, что он не имеет отношения к преступникам. Наталья и ее подчиненные их ищут и находят. Обычно этим занимается отряд из пяти-семи детективов, которые прочесывают ночлежки и привокзальные площади.

    «А недавно с одним из наших крупных корпоративных клиентов произошел необычный случай, — продолжает Наталья. — Его пригласили на переговоры в шикарный офис и обещали посодействовать в заключении тендера. Все было безупречно: качественно сделанные документы, знающие тему сотрудники. Но наш клиент — аналитик. Он оказался внимательным и заметил, что хозяин офиса не смог с первого раза найти выключатель в переговорной. Тут он и заподозрил неладное, обратился к нам».

    Детективы быстро выяснили, что этот офис сдается посуточно и его сняли на три дня специально, чтобы обмануть их клиента.

    «Раньше мы расследовали много дел о мошенничестве, сейчас больше внутренних корпоративных историй, — рассказывает Олег Зимин. — Например, таких. Со счета компании неустановленное лицо списало 16 млн руб. Потерпевшим повезло: они успели отменить операцию и вернуть деньги. Моей задачей было выяснить, кто это сделал. Первоначально нужно было понять, откуда было проникновение, извне или изнутри. Приглашенные технические специалисты пришли к однозначному выводу, что враг находится внутри компании. Началась отработка персонала — действующего и бывшего, — тяжелая кропотливая работа».

    Детектив узнал, что в фирме восемь месяцев назад уволили сисадмина. Он и попал под подозрение, Зимин начал справляться по его предыдущим местам работы. Оказалось, аналогичные попытки воровства были в четырех компаниях из пяти. Причем в одной из них его даже поймали за руку, но по-тихому уволили. Собранный материал руководство потерпевшей компании передало в полицию для возбуждения уголовного дела. Судьба его детективу, правда, неизвестна.

    Часто фирмы привлекают детективов для борьбы с контрафактом. Например, надо найти производителей поддельных картриджей для принтеров или разобраться, откуда в музыкальной школе в одном из малых городов Архангельской области появились поддельные лампы дневного света. Такие расследования Олег Зимин очень любит.



    [​IMG]
    © Света Муллари

    Фальшивые дипломы и непутевые дети

    Даже если государственные правоохранительные органы начнут работать как часы и самостоятельно ловить мошенников и искать убийц, детективы без дела не останутся. Существуют целые отрасли, на которые никто, кроме частников, не претендует.

    «Всегда есть задания, когда человек, например, подозревает своих домочадцев в краже из сейфа. Мы можем снять у них отпечатки пальцев, проверить отпечатки внутри и установить, что никто туда не залезал и у дедушки склероз, — говорит Наталья Ковалева. — Хотя бывали случаи, когда воровство из сейфа подтверждалось».

    Стабильный источник заработка многих детективных агентств — проверка соискателей для компаний. Цена 1,5–2,5 тыс. руб. за анкету. Проверяют кадры обычно по открытым источникам. Например, в базе судебных приставов. Если видно, что у человека огромные долги, а он идет на весьма скромную заплату, работодателя об этом надо предупредить: есть риск, что работник начнет воровать или брать откаты. Еще детективы пишут запросы в вузы, чтобы проверить, правда ли соискатель получил то образование, которое указал в дипломе. Хотя на запросы сыщиков никто отвечать не обязан, учебные заведения обычно дают ответ. Олег Пытов как-то выявил таким образом фальшивого врача.

    Впрочем, сам Пытов считает, что главное — дела семейные.

    «Пока существуют любовь, неверные мужья и жены, непутевые дети и выжившие из ума старики-пенсионеры, частному детективу будет, что есть», — любит повторять он.

    Кстати, примерно в 30–40% случаев подозрения клиентов в отношении супругов оказываются необоснованными.

    «Вот пример из моей практики, — вспоминает Пытов. — Мужчина стал часто задерживаться на работе. Приходил домой усталый, измотанный, как будто на нем пахали. Ну, ясное дело — любовница. Стали наблюдать. Два дня работа — дом. Потом видим, что объект едет к стадиону "Динамо" и идет на теннис. Я-то думал, там нашел кого-то. Но нет, на занятиях одни мужчины. Оказалось, что его жена и все их знакомые очень хорошо играют в теннис, а ему было стыдно. Вот он и пошел учиться втайне от жены».

    Другой случай: у мужа оказался сын от первого брака, он периодически ездил к нему, а жена думала — к любовнице. Но вообще у Олега Пытова в запасе уйма неприятных историй. И про пожилых родителей, подсевших на азартные игры, и про 13-летнюю девочку, с которой закрутила роман взрослая женщина. Это дело удалось распутать благодаря переписке во «ВКонтакте».

    Новые технологии упрощают жизнь детективов. Тот же Пытов теперь большую часть своих расследований проводит с рабочего компьютера.

    «Наверное, любой детектив, так же как и следователь, благодарен создателям социальных сетей. Ведь в наше время огромный блок информации о людях находится в открытом доступе», — делится Наталья Ковалева.

    Зато неверные мужья и жены в наши дни активно пользуются каршерингом, что здорово осложняет слежку. А к Олегу Пытову недавно обратились с делом о настоящем кибер-шантаже.

    «Ко мне пришел бойфренд одной украинской вебкам-модели. Оказалось, что на специальном сайте выложены фото и видео девушки и ссылки на ее страницы в социальных сетях, — рассказывает детектив. — Ей начали писать, вымогая $500. Клиент просил меня удалить эту информацию из сети. Но такой возможности у меня нет. Единственное, что я посоветовал, — не платить вымогателям».

    Во многих случаях частые детективы бессильны. Но разговор с Олегом Пытовым приходится быстро заканчивать, потому что пришла новая клиентка, полная черноволосая дама с грустными глазами. Вчера она позвонила сыщику, а сегодня прилетела из-за границы на консультацию. Пока люди ревнуют друг друга и ищут работу, детектив без дела точно не останется.
    Любовь, склероз и проверка соискателей: как работают частные детективы в России
     

Поделиться этой страницей

Яндекс.Метрика
  1. Этот сайт использует файлы cookie, чтобы персонализировать контент и сохранить вход в систему, если Вы зарегистрируетесь.
    Продолжая использовать этот сайт, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie.
    Скрыть объявление