Love, sclerosis and screening of applicants: how private detectives work in Russia

НСК-СБ

Staff member
Private access level
Full members of NP "MOD"
Joined
Jul 14, 2011
Messages
2,820
Reaction score
1,595
Points
613
Location
Новосибирск
Love, sclerosis and screening of applicants: how private detectives work in Russia

For one official detective, there are several hundred specialists without a license. The fact is that detectives have no special rights - sheer responsibilities. Nevertheless, they manage to make good money. As - found out Nikita Aronov.

“Do you know what identity theft is?” - asks Sergey Lyubimenko, a young man with glasses, a jacket and a red tie. On his desktop is a bronze figurine of an archetypal detective, thin, in a hat and cloak with a raised collar. But the owner of the office with the square of shoulders rather resembles a bodyguard. Pennants of various law enforcement agencies, including the now defunct FSKN, where Lyubimenko himself once worked, were hung on the walls of the room. In 2011, he withdrew from drug control, became a private detective and now runs the Top Secret agency. He also heads the public organization “Association of Private Detectives of Russia” and the Association of Detective Professionals.

The story of identity theft looks like this. A man bought an apartment through realtors, with viewing and verification, paid more than 60 million rubles for it, and when he arrived to move in, he met a real owner, whose identity was stolen by an imaginary seller.

“It turned out that he settled in the apartment under the guise of a tenant. After that, I made myself a fake passport in the name of the real owner. I ordered myself duplicates of all apartment documents with this passport and made a deal on them, ”says Sergey Lyubimenko. - The deceived buyer wrote a statement to the police. Only law enforcement officers in this particular case showed themselves not from the best side. Many of our colleagues in law enforcement are competent specialists who are ready to help, but, unfortunately, not all of them. In general, the case was instituted for almost three weeks, during which time we ourselves identified the criminal and localized him. ”

The victim personally arranged for the police to leave for detention. And then the unexpected happened.

“For the first time, law enforcement officers were late, and the fraudster was no longer in place. The second time, when his whereabouts were established again, the police cordoned off the apartment, but the fraudster climbed over the balcony and disappeared while the valiant law enforcement officers opened the door. The fact is that still not very experienced employees came to the detention who simply did not take into account that this was potentially possible. Four years have passed since then. They didn't seem to catch the villain. ”

It turns out that the client not only lost 60 million rubles. on buying an apartment, but also spent more than a million on detective services. And all in vain.


Investigation lead

It's good that the police generally began to cooperate with private detectives. They do this not always.

“In my practice there is not a single example where a fraudster would receive for something time. Even criminal cases usually do not happen, - says the head of the detective agency Two Lives Ekaterina Shumyakina. - Now scammers feel completely safe, because the police simply refuse to consider such cases. They call this a civil law relationship and send the victims to court. Although criminal intent is usually present. And it is quite possible to qualify a case if not under article 159 (fraud), then under article 165 (causing property damage through fraud or breach of trust). ”

A significant example: an 83-year-old grandmother came to Catherine, from whom rogue lawyers lured all her accumulations - about 700 thousand rubles. Her son died, barely having time to pay the mortgage, but the bank lost its license. And finally closing the mortgage issue was quite simple. But the lawyers, whom the woman initially turned to for help, simply pulled money, scaring that otherwise she would lose her home altogether. Catherine helped her go to court and win it (she also works as a lawyer in the courts), her grandmother was awarded 716 thousand rubles.

“But she did not receive this money, because the company that deceived her has since been re-registered. And the criminal case against the scammers was never instituted. ”



755737292505987.png

© Sveta Mullari

Another example. The healer pulled out a relative of a woman dying of cancer 7 million rubles. to certain rites designed to extend his life. When the other relatives found out about this, they turned to the detective. Shumyakina quickly found three more victims and even persuaded one of them to file a police report. There were two victims, the amount of fraud was enormous, but the police did not have any progress.

“The police write down the refusal to initiate proceedings, we cancel it through the prosecutor’s office, the police close the case again, we cancel again [refusal]. And so on ad infinitum, ”states Ekaterina Shumyakina.

She is one of the most media Russian detectives. Willingly appears on television, conducts safety lessons for schoolchildren. The popularity went so far that somehow they recognized Catherine at the restaurant, greeted and asked whom she had come to hunt today. Now the detective works only in a wig that turns her from a brown-haired woman to a streaked blonde.

Her biography is interesting. Once Catherine persistently sought to become a police officer-operative: this work was considered purely male. I got it. In the 2000s, she caught one famous Moscow maniac, and in December 2010, she put a statement on the table with a scandal. This happened after Shumyakina for a long time proved the innocence of the person under investigation, who was accused of sexual violence against her daughter. And two years later, investigators from the prosecutor's office reanimated a closed case and did everything to imprison a man.

"I understand that don't want to work anymore in a system whose task is to plant, not establish the truth. Six months after the dismissal, I was desperate, and in the summer of 2011 decided to become a private detective, ”says Catherine.

Now she is one of the few representatives of this profession who openly speak about the problems of the police. The rest prefer allegories - they still have to work and work with people in uniform.

“Now the law does not even involve the cooperation of the detective and the investigation. This leads to the fact that the detective brings the investigator evidence in a criminal case, and he says: "What do you want from me?" and often doesn’t attach them. Then the detective at the request of the client can go to court. But the judge does not owe him anything, he can attach evidence at his discretion. If the detective is on the defense side, she often doesn’t attach, ”explains another female detective, Natalya Kovaleva. Unlike Ekaterina Shumyakina, she never acts in films and usually does not give interviews. Therefore, so far it can work without a wig.

Natalia is a rare example of a detective who has never served in the organs. A psychologist by training, in 2000 she came as an assistant to a detective company. Now Natalya has her own agency called Nat Pinkerton, where the former opera mainly works. In general, detectives love beautiful literary stamps . Puaro agency was opened in Voronezh, and Agatha Christie in Magnitogorsk. And Sherlock Holmes in a branded cap with two peaks is depicted on the signboard of every second detective office, including Nat Pinkerton.

One of Natalya Kovaleva’s specializations is just collecting evidence in criminal cases. Seven years ago, her subordinates helped investigate the high-profile Moscow assassination attempt on businesswoman Nadezhda Naberezhneva.

“We were the first to prove with the help of psychological and psychiatric examination that her driver and security guard Vadim Kotov was involved in the case. A blurry video from the drive-in video surveillance camera aimed at him. It was noticeable that two huge men who attacked a woman did not react at all to the driver, who was at arm's length from them. It spoke only of one thing: these people are familiar, ”recalls Natalya Kovaleva. “To my great happiness, the judge added our evidence, Kotov was given 14 years.”

Of course, to notice this, neither Holmes nor Pinkerton need be, but official investigators often do not do this either. And if the case is high-profile, and the detective helps to put the criminal, then the evidence collected by private investigators is used.

“Of course, if law enforcement officers have the opportunity and time, then they will go forward. They don’t need an extra capercaillie, - Sergey Lyubimenko considers. - The problem is that the police, of course, have the ability to carry out operational and investigative actions, but often there is simply no time. Unfortunately, there is a very large shortage of personnel, the processes are bureaucratic, so everything happens is complicated and not fast. ”

Outlaw

According to the law "On Private Detective and Security Activities," the possibilities of private investigators are limited to only eight points. They have the right to collect evidence in civil and criminal cases, to search for missing citizens and lost property, to protect trademarks and trade secrets, to collect information for business negotiations, to check personal data of applicants with their written consent. In addition, since 2011, detectives have been allowed to search for debtors, their property, and children, who are being hidden from their mother or father by another parent, as part of the enforcement proceedings.

Nothing more is allowed. Monitoring a person, for example, is allowed only with his written consent. Listening to phones and viewing correspondence is all the more prohibited. Investigators are again not allowed to request information from the police and other official bodies. But in Russia there is a black market for databases and all kinds of services for punching phones. But this is all illegal. Therefore, in public, detectives hardly talk about their methods. How, for example, did you find the criminal who first stole the identity, and then escaped through the balcony? “Thanks to the experience of operational-investigative activity, motivation and desire,” Sergey Lyubimenko answered vaguely.



755737292506273.png

© Sveta Mullari

Detectives are ready to discuss frankly working methods only anonymously.

“Everything we do is more or less illegal,” one of the private investigators explains. - For example, I have a bot in Telegram, a monthly subscription costs 2.5 thousand rubles. By the number of the car or phone, he gives out information about the person and his photo. Very comfortably. I myself have been working for a long time, but for 15 years I have not taken a license. What for? With a license, only the punishment is higher. If you, say, follow someone, then you will get off with a fine. And the detective will be imprisoned for the same. ”

“Today, a detective’s license, in addition to the ability to officially work with legal entities, gives practically no advantages compared to an ordinary citizen. It only creates a lot of difficulties: this is an additional criminal and administrative liability, tax burden, ”agrees Lyubimenko.

Therefore, now about 900 detectives are registered throughout the country. A few years ago there were twice as many. But really, a huge mass of people are working in this area. They call themselves financial or economic intelligence, provide legal advice or are listed in corporate security services, and sometimes they work simply on their own, without contracts. Sergey Lyubimenko believes that this is a total of about 100 thousand people.

“It is certainly important for the state to restore order in this industry, to bring these people out of the shadows, if only in order to understand who these people are and how many there are,” he said.

A nice bonus would be the opportunity to receive from the authorities any not-so-sensitive data.

“For example, a man came to me. He wants to find the mother of his common-law wife. But I can’t go to the police and make a request about her last place of residence. Since the woman was not missing, the police themselves will not look for her, the Ministry of Emergencies either. And who will be? Only a private detective. Why such secrecy is not clear. You have all my data. My fingerprints. You know why I need this information, that I am not going to expose Petrov and Boshirov. If God forbid something happens, you know who to blame. Finally, make this request for 300, for 500 rubles. All the penny will be in the budget, ”detective Oleg Pytov emotionally argues.

This small, bald-headed man with fast dark eyes specializes in adultery and the search for relatives. On the left forearm is an army tattoo with the name of his girlfriend, because of which he was once nearly refused to work in the police. But then, nevertheless, they were put on the wanted list of the NEAD. And then the story is banal. A child was born, in odnushka it became crowded, Pytov began to ask for an office apartment. The bosses replied that he was a Muscovite, and there wasn’t enough housing even for visiting employees. Pytov was offended and went into a private investigation.

“A private detective has no right to receive information from law enforcement agencies, from databases,” he continues. - And you open the Internet. Yandex will immediately give you trash sites with rates for the most illegal services: to break the phone - so many, crack the mail - so many. ”

However, the situation may change, because State Duma deputy Anatoly Vyborny, a former prosecutor, has developed a draft new law on detective work. The document is now being actively discussed at various sites, but has not yet been submitted. The main innovations are expected four. Firstly, to allow detectives to submit requests to authorities, and authorities will have to respond to these requests in due time. Secondly, it is planned to introduce the concept of detective secret in the manner of the secret of the lawyer, so that the private investigator has the right not to disclose to anyone the information received from the client. Third, detectives want to be allowed to visit and interrogate suspects, accused, and detainees in prison. Finally, the concept of detective organization is being revived. The fact is that now, according to the law, they do not exist, and the detective can only be an individual entrepreneur, which did not prevent either Lyubimenko, nor Kovaleva, nor Shumyakina, nor dozens of other detectives open their own agencies. “If the law is adopted at least by 30%, it will make life easier for me as a practice,” Natalya Kovaleva is sure.

"" He will eat something, but who will give him! " - Skeptically quotes the old joke Sergey Lyubimenko. - It is completely incomprehensible how the bill will look in the third reading. Here the opinion of the regulator, the Russian Guard, is very important. According to my information, she has a different point of view on the development of the industry. ”

Patriarch of Investigation

However, not all members of the detective community are hoping for a new law. Many are satisfied with the current state of affairs. Among them is Oleg Zimin, who worked as a private detective, even when there was no law on them at all. In 1989, the first private detective bureau, Alex, appeared in the USSR. Zimin, who had just quit the criminal investigation department near Moscow, hastened to get there.

“I remember my first thing. The grandmother called from the nomenclature house on Kutuzovsky, the one where Brezhnev lived. She wanted to know how her 17-year-old granddaughter spends time, whether she got into a bad company. We agreed that 250 rubles. amount to expenses and 250 rubles. - fee. For understanding: 250 rubles. “My monthly salary is on the criminal wanted list,” says Oleg Zimin. - I was 24 years old then. I spent the day in their yard, talked with the girls and guys, and got extremely positive characteristics about my granddaughter. Pleased with my work, I called my customer and arranged to meet her the next day. “At the meeting I was listened carefully, I was thanked, but my grandmother refused to pay the fee, saying that I had fulfilled her assignment too quickly.”

Then, in 1992, a law was passed on private detective and security activities, the one that they now want to finally replace. About a year later, licenses began to be issued. And Zimin got one of the first. After that, he founded his own call agency.



755737292506109.png

© Sveta Mullari
Oleg is a man of a frankly opera appearance: short-cropped graying hair, an open coat, underneath - a blue sweater. On Petrovka he looks to the place. But we are not going to house No. 38, but to the building of the Institute of Typology and Experimental Design, where Oleg Zimin rents a small office. The name of the main police street makes a magical impression on him and his customers. It is here that he always holds first meetings with them, even though he lives in Balashikha. Detective Zimin generally tries not to lose touch with the organs.

“While the Criminal Investigation Day was officially celebrated, every year I found out from the head of the criminal police of the Balashikha police department how many young operas came to the service, and at the banquet, I and the head of the ESD of the Balashikha police department checked the operational holsters I bought for each of the newcomers,” says detective.

His idol, of course, is Sherlock Holmes. Still - the Soviet ZNATOKi. But Zimin does not like modern police series: law enforcement officers are portrayed there too negatively. Surely someone is involved in corruption.

Oleg Zimin is not only the patriarch of the industry, but also the first vice president of the Association of Russian Detectives (ARD), which competes, of course, with the organization of Sergey Lyubimenko. Both of them dislike each other.

Twice a year, the ARD holds conferences attended by detectives from all over the country, as well as famous foreign detectives. The most important thing is to look at each other, because detectives often involve colleagues from other cities in the investigation.

“The first day we have a race and board. The scientific and practical part takes the whole second day, ”says Oleg Zimin. - The third day is a closed part of the conference, only for members of the ARD: we solve the issues of accepting new members, discuss our internal issues, in the evening - a gala banquet. The fourth day is a cultural program. Last November, we had an interesting excursion to the Museum of MUR, and this year we will meet in St. Petersburg and visit Tsarskoye Selo. ”

How much are the services of a detective, none of them will clearly say. Zimin is no exception. According to him, somehow he earned more than 3 million rubles per business. It was a search for a kidnapped entrepreneur.

Earnings detectives vary. Oleg Pytov speaks of an average income of 100 thousand rubles. Sergei Lyubimenko calls the figure 150-250 thousand rubles. Natalya Kovaleva claims that her subordinates receive 50-100 thousand rubles. per month, and Ekaterina Shumyakina assures that she herself earned 1.6 million rubles over the past year.


Fake office and fake lamps

The nature of the work of Russian detectives is changing over the years.

“Five to seven years ago, we had to look for runaway children much more often, now there are fewer of them. I think this is due to the fact that guardianship began to work better, ”says Natalya Kovaleva. - There are fewer black realtors who threatened or tricked a person into rewriting an apartment, and then tried to remove him away from Moscow, to a village or a small town. And we were looking for these people there. The peak of such crimes occurred in 2009-2010. But now we have become much more corporate orders. "

There are even new ways of fraud.

“Over the past two years, several people have already come to us with the same scheme of artificial bankruptcy,” says Kovaleva. - Fraudsters forge documents outsourced accounting. Bankruptcy is carried out on behalf of shell companies registered for random people, often homeless people. And the scammers themselves act by proxy, often fake. "

Here the detective’s task is to find the nominal owner, that same homeless person, and bring him to law enforcement agencies, to the department of the Ministry of Internal Affairs, for example, so that he explains that he is not related to criminals. Natalya and her subordinates seek and find them. Usually this is done by a detachment of five to seven detectives who comb over the shelters and station squares.

“And recently, an unusual case occurred with one of our large corporate clients,” Natalya continues. - He was invited to negotiations in a posh office and promised to assist in concluding a tender. Everything was impeccable: high-quality documents made by employees who knew the topic. But our client is an analyst. He turned out to be attentive and noticed that the owner of the office could not find the switch in the meeting room the first time. Then he suspected something was amiss, turned to us. ”

Detectives quickly found out that this office was rented daily and it was rented for three days on purpose, in order to deceive their client.

“We used to investigate many fraud cases, now there are more internal corporate stories,” says Oleg Zimin. - For example, such. An unidentified person deducted 16 million rubles from the company's account. The victims were lucky: they managed to cancel the operation and return the money. My task was to find out who did it. Initially, it was necessary to understand where the penetration came from, from the outside or from the inside. The invited technical experts came to the unequivocal conclusion that the enemy is inside the company. The training of the personnel, both current and former, began, hard laborious work. ”

The detective found out that the system administrator was fired eight months ago. He fell under suspicion, Zimin began to cope with his previous jobs. It turned out that similar theft attempts were in four out of five companies. And in one of them he was even caught by the hand, but quietly fired. The management of the injured company handed over the collected material to the police to initiate criminal proceedings. The fate of his detective, however, is unknown.

Firms are often used by detectives to counter counterfeiting. For example, you need to find manufacturers of fake printer cartridges or find out where fake daylight lamps came from in a music school in one of the small towns of the Arkhangelsk region. Oleg Zimin is very fond of such investigations.



755737292505649.png

© Sveta Mullari

Fake diplomas and bad kids

Even if state law enforcement agencies begin to work like clockwork and independently catch scammers and look for killers, detectives will not remain idle. There are entire industries for which no one, except private traders, claims.

“There are always tasks when a person, for example, suspects his household of stealing from a safe. “We can take fingerprints from them, check the fingerprints inside and establish that no one climbed in and grandfather had sclerosis,” says Natalya Kovaleva. “Although there have been times when theft from a safe has been confirmed.”

A stable source of income for many detective agencies is to check applicants for companies. The price is 1.5–2.5 thousand rubles. for the profile. Check frames usually from open sources. For example, in the database of bailiffs. If you see that a person has huge debts, and he goes to a very modest payment, the employer must be warned about this: there is a risk that the employee will begin to steal or take kickbacks. More detectives write requests to universities to check whether the applicant has received the education indicated in the diploma. Although no one is required to answer detectives' requests, educational institutions usually give an answer. Oleg Pytov somehow revealed a fake doctor in this way.

However, Pytov himself believes that the main thing is family matters.

“As long as there is love, unfaithful husbands and wives, bad children and old pensioners who have lost their minds, the private investigator will have what is,” he likes to repeat.

By the way, in about 30–40% of cases, clients ’suspicions of spouses turn out to be unfounded.

“Here is an example from my practice,” recalls Pytov. - The man began to linger often at work. He came home tired, exhausted, as if plowed on him. Well, of course, a lover. They began to observe. Two days work - home. Then we see that the object goes to the Dynamo stadium and goes on tennis. I thought I found someone there. But no, there are only men in the classroom. It turned out that his wife and all their friends play tennis very well, and he was ashamed. So he went to study secretly from his wife. ”

Another case: the husband had a son from his first marriage, he periodically went to him, and his wife thought - to her lover. But in general, Oleg Pytov has a lot of unpleasant stories in store. And about the elderly parents, addicted to gambling, and about the 13-year-old girl with whom the adult woman had an affair. They managed to unravel this case thanks to the correspondence on VKontakte.

New technologies make life easier for detectives. The same Pyt now conducts most of his investigations from a working computer.

“Probably any detective, like the investigator, is grateful to the creators of social networks. Indeed, in our time, a huge block of information about people is in the public domain, ”Natalya Kovaleva shares.

But unfaithful husbands and wives today are actively using car sharing, which greatly complicates surveillance. And Oleg Pytov has recently been approached with a case about real cyber blackmail.

“A boyfriend of one Ukrainian webcam model came to me. It turned out that on a special site posted photos and videos of the girl and links to her pages on social networks, - says the detective. - They began to write to her, extorting $ 500. The client asked me to remove this information from the network. But I don’t have such an opportunity. The only thing I advised was not to pay the ransomware. ”

In many cases, frequent detectives are powerless. But the conversation with Oleg Pytov has to be quickly ended, because a new client came, a full black-haired lady with sad eyes. Yesterday she called the detective, and today flew in from abroad to consult. While people are jealous of each other and looking for work, the detective will definitely not remain idle.
Love, sclerosis and screening of applicants: how private detectives work in Russia
 
Original message
Любовь, склероз и проверка соискателей: как работают частные детективы в России

Автор Никита Аронов 15 ноября 2019

На одного официального детектива приходится несколько сотен специалистов без лицензии. Дело в том, что никаких особых прав у сыщиков нет — сплошные обязанности. Тем не менее они умудряются неплохо зарабатывать. Как — выяснял Никита Аронов.

«Знаете, что такое кража личности?» — спрашивает Сергей Любименко, молодой человек в очках, пиджаке и красном галстуке. На его рабочем столе — бронзовая статуэтка архетипического детектива, худого, в шляпе и плаще с поднятым воротником. Но сам хозяин кабинета квадратностью плеч скорее напоминает телохранителя. По стенам комнаты развешаны вымпелы разных силовых ведомств, в том числе и ныне не существующего ФСКН, где когда-то работал сам Любименко. В 2011 году он ушел из наркоконтроля, стал частным детективом и сейчас руководит агентством Top Secret. А еще возглавляет общественную организацию «Объединение частных детективов России» и Ассоциацию профессионалов сыска.

История о краже личности выглядит так. Человек купил квартиру через риелторов, с просмотром и проверкой, заплатил за нее больше 60 млн руб., а приехав вселяться, встретил там настоящего хозяина, чью личность украл мнимый продавец.

«Оказалось, что он поселился в квартире под видом арендатора. После этого сделал себе подложный паспорт на имя реального хозяина. С этим паспортом заказал себе дубликаты всех квартирных документов и по ним провел сделку, — рассказывает Сергей Любименко. — Обманутый покупатель написал заявление в полицию. Только правоохранители в этом конкретном случае показали себя не с самой лучшей стороны. Многие наши коллеги в правоохранительных органах — грамотные специалисты, которые готовы прийти на помощь, но, к сожалению, не все такие. В общем, дело возбуждалось почти три недели, за это время мы сами установили преступника и локализовали его».

Потерпевший лично организовал выезд полицейских для задержания. А дальше случилось непредвиденное.

«Первый раз правоохранители опоздали, и мошенника уже не было на месте. Второй раз, когда его местонахождение установили снова, полицейские оцепили квартиру, но мошенник перелез через балкон и скрылся, пока доблестные стражи порядка вскрывали дверь. Дело в том, что на задержание приехали еще не очень опытные сотрудники, которые просто не учли, что такое потенциально возможно. С тех пор прошло уже четыре года. Злодея вроде так и не поймали».

Получается, клиент не только потерял 60 млн руб. на покупке квартиры, но и потратил больше миллиона на детективные услуги. И все зря.


Следствие ведут

Хорошо еще, что полицейские вообще стали сотрудничать с частными детективами. Делают они это далеко не всегда.

«В моей практике нет ни одного примера, когда мошенник получил бы за что-то срок. Даже уголовных дел обычно не бывает, — констатирует руководитель детективного агентства Two Lives Екатерина Шумякина. — Сейчас мошенники чувствуют себя в полной безопасности, потому что полицейские просто отказываются рассматривать такие дела. Они называют это гражданско-правовыми отношениями и отправляют потерпевших в суд. Хотя преступный умысел обычно налицо. И вполне можно квалифицировать дело если не по 159 статье (мошенничество), то по 165-й (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием)».

Показательный пример: к Екатерине пришла 83-летняя бабушка, у которой жулики-юристы выманили все ее накопления — порядка 700 тыс. руб. У нее погиб сын, едва успев выплатить ипотеку, но банк лишился лицензии. И окончательно закрыть ипотечный вопрос было довольно просто. Но юристы, к которым женщина поначалу обратилась за помощью, просто тянули деньги, пугая, что иначе она вообще потеряет жилье. Екатерина помогла ей обратиться в суд и выиграть его (она и в судах работает как юрист), бабушке присудили 716 тыс. руб.

«Но денег этих она не получила, потому что фирма, ее обманувшая, с тех пор перерегистрирована. А уголовное дело против мошенников возбуждено так и не было».



755737292505987.png

© Света Муллари

Другой пример. Целительница вытянула у родственницы умирающего от рака человека 7 млн руб. на некие обряды, призванные продлить ему жизнь. Когда остальные родственники об этом узнали, то обратились к детективу. Шумякина быстро нашла еще троих пострадавших и даже убедила одного из них подать заявление в полицию. Потерпевших стало двое, сумма мошенничества огромная, но прогресса у полицейских не было и нет.

«Полиция пишет отказ в возбуждении дела, мы отменяем его через прокуратуру, полиция снова закрывает дело, мы снова отменяем [отказ]. И так до бесконечности», — излагает Екатерина Шумякина.

Она один из самых медийных российских детективов. Охотно выступает по телевидению, ведет уроки безопасности для школьников. Популярность дошла до того, что как-то Екатерину узнали в ресторане, поздоровались и спросили, кого она сегодня пришла выслеживать. Теперь сыщица работает только в парике, превращающем ее из шатенки в мелированную блондинку.

Биография у нее интересная. Когда-то Екатерина упорно добивалась того, чтобы стать милиционером-оперативником: эта работа считалась сугубо мужской. Добилась. В 2000-х годах она поймала одного известного московского маньяка, а в декабре 2010-го со скандалом положила заявление на стол. Случилось это после того, как Шумякина долго доказывала невиновность подследственного, которого обвиняли в сексуальном насилии по отношению к дочери. А два года спустя следователи из прокуратуры реанимировали закрытое уже дело и сделали все, чтобы посадить мужчину.

«Я поняла, что не хочу больше работать в системе, задача которой — посадить, а не установить истину. Полгода после увольнения я была в отчаянии, а летом 2011-го приняла решение стать частным детективом», — рассказывает Екатерина.

Теперь она — один из немногих представителей этой профессии, которые откровенно говорят о проблемах полиции. Остальные предпочитают иносказания — им с людьми в погонах еще работать и работать.

«Сейчас закон даже не предполагает сотрудничества детектива и следствия. Это приводит к тому, что детектив приносит следователю доказательства по уголовному делу, а тот говорит: "Что вы от меня хотите?" и зачастую не приобщает их. Тогда детектив по ходатайству клиента может пойти в суд. Но и судья ничего ему не обязан, он может приобщить доказательства на свое усмотрение. Если детектив — со стороны защиты, то часто не приобщает», — объясняет еще одна женщина-детектив Наталья Ковалева. В отличие от Екатерины Шумякиной она никогда не снимается и обычно не дает интервью. Поэтому пока может работать без парика.

Наталья — редкий пример детектива, никогда не служившего в органах. Психолог по образованию, в 2000 году она пришла помощницей в детективную фирму. Теперь у Натальи свое агентство под названием «Нат Пинкертон», где в основном работают бывшие опера. Вообще детективы любят красивые литературные штампы. В Воронеже открыли агентство Puaro, в Магнитогорске — «Агата Кристи». А уж Шерлок Холмс в фирменной кепке с двумя козырьками изображен на вывеске каждой второй сыскной конторы, включая «Нат Пинкертон».

Одна из специализаций Натальи Ковалевой — как раз сбор улик по уголовным делам. Семь лет назад ее подчиненные помогли расследовать громкое московское покушение на бизнесвумен Надежду Набережневу.

«Мы первыми доказали с помощью психолого-психиатрической экспертизы, что в деле замешан ее шофер и охранник Вадим Котов. На его след навело смазанное видео с подъездной камеры видеонаблюдения. Там было заметно, что два огромных мужика, напавших на женщину, вообще никак не реагируют на водителя, находящегося от них на расстоянии вытянутой руки. Это говорило только об одном: эти люди знакомы, — вспоминает Наталья Ковалева. — К моему большому счастью, судья приобщил наши доказательства, Котову дали 14 лет».

Конечно, чтобы такое заметить, ни Холмсом, ни Пинкертоном быть не обязательно, но официальные следователи зачастую не делают и этого. И если дело громкое, а детектив помогает посадить преступника, то доказательства, собранные частными сыщиками, идут в ход.

«Конечно, если правоохранители располагают возможностью и временем, то они пойдут навстречу. Им не нужен лишний "глухарь", — считает Сергей Любименко. — Проблема в том, что у полиции, конечно же, есть возможности проводить оперативные и следственные действия, но зачастую просто нет времени. К сожалению, сказывается очень большая нехватка личного состава, процессы забюрократизированы, поэтому все происходит сложно и небыстро».

Вне закона

По закону «О частной детективной и охранной деятельности», возможности частных сыщиков ограничены всего восьмью пунктами. Они имеют право собирать доказательства по гражданским и уголовным делам, искать пропавших граждан и утраченное имущество, заниматься защитой товарных знаков и коммерческой тайны, собирать информацию для деловых переговоров, проверять анкетные данные соискателей с их письменного согласия. Плюс с 2011 года сыщикам разрешили искать в рамках исполнительного производства должников, их имущество и детей, которых прячет от матери или отца другой родитель.

Больше ничего нельзя. Следить за человеком, например, позволяется только с его письменного согласия. Прослушивать телефоны и просматривать переписку тем более запрещено. Запрашивать информацию у полиции и других официальных органов сыщики опять же не имеют права. Зато в России существует черный рынок баз данных и всевозможные услуги по «пробивке» телефонов. Но это все нелегально. Поэтому публично детективы почти не говорят о своих методах. Как, например, нашли того преступника, который сначала украл личность, а потом убежал через балкон? «Благодаря опыту оперативно-розыскной деятельности, мотивации и желанию», — туманно отвечает Сергей Любименко.



755737292506273.png

© Света Муллари

Откровенно обсуждать методы работы детективы готовы только анонимно.

«Все, чем мы занимаемся, более-менее незаконно, — объясняет один из частных сыщиков. — Вот, например, у меня есть бот в Telegram, подписка на месяц стоит 2,5 тыс. руб. По номеру машины или телефона он выдает данные о человеке и его фотографию. Очень удобно. Сам я работаю давно, но уже лет 15 не беру лицензию. Зачем? С лицензией только наказание выше. Если вы, скажем, будете за кем-то следить, то отделаетесь штрафом. А детектива за то же самое посадят».

«На сегодняшний день лицензия детектива, кроме возможности официально работать с юридическими лицами, практически не дает никаких преимуществ в сравнении с обычным гражданином. Она лишь создает множество сложностей: это дополнительная уголовная и административная ответственность, налоговая нагрузка», — соглашается Любименко.

Поэтому сейчас на всю страну зарегистрировано порядка 900 детективов. Еще несколько лет назад было вдвое больше. Но реально в этой сфере работает огромная масса людей. Они называют себя финансовой или экономической разведкой, оказывают юридические консультации или числятся в службах безопасности корпораций, а иногда работают и просто сами по себе, без договоров. Сергей Любименко считает, что это в общей сложности порядка 100 тыс. человек.

«Для государства безусловно важно навести в этой отрасли порядок, вывести этих людей из тени хотя бы для того, чтобы понимать, кто эти люди и сколько их», — уверен он.

Приятным бонусом могла бы стать возможность получать от органов власти какие-нибудь не очень секретные данные.

«Например, ко мне пришел мужчина. Он хочет найти маму своей гражданской жены. Но я не могу пойти в полицию и сделать запрос о ее последнем месте жительства. Так как женщина не пропадала без вести, полиция сама ее искать не будет, МЧС тоже. А кто будет-то? Только частный детектив. К чему такая секретность, непонятно. У вас есть все мои данные. Мои отпечатки пальцев. Вы знаете, зачем мне нужна эта информация, что я не собираюсь разоблачать Петрова и Боширова. Если не дай бог что-то случится, вы знаете, кого винить. Сделайте, наконец, этот запрос за 300, за 500 руб. Все копеечка в бюджет будет», — эмоционально рассуждает детектив Олег Пытов.

Этот маленький, наголо бритый человек с быстрыми темными глазами специализируется на супружеской неверности и розысках родственников. На левом предплечье — армейская татуировка с именем любимой девушки, из-за которой ему когда-то чуть не отказали в работе в милиции. Но потом все-таки взяли в уголовный розыск СВАО. А дальше история банальная. Родился ребенок, в однушке стало тесно, Пытов начал просить служебную квартиру. Начальники ответили, что он москвич, а жилья не хватает даже приезжим сотрудникам. Пытов обиделся и ушел в частный сыск.

«Частный детектив не имеет права получать информацию от силовых структур, из баз данных, — продолжает он. — А вы откройте интернет. "Яндекс" сразу выдаст вам сайты-помойки с расценками на самые что ни на есть незаконные услуги: пробить телефон — столько-то, взломать почту — столько-то».

Впрочем, ситуация может измениться, потому что депутат Госдумы из бывших прокурорских работников Анатолий Выборный разработал проект нового закона о детективной деятельности. Документ сейчас активно обсуждается на самых разных площадках, но пока никуда не внесен. Основных нововведений предполагается четыре. Во-первых, разрешить детективам подавать запросы в органы власти, а органы власти должны будут на эти запросы в положенный срок отвечать. Во-вторых, планируется ввести понятие детективной тайны на манер тайны адвокатской, чтобы частный сыщик имел право никому не разглашать сведения, полученные от клиента. В-третьих, детективам хотят разрешить посещать и опрашивать подозреваемых, обвиняемых и задержанных в местах лишения свободы. Наконец, возрождается понятие детективной организации. Дело в том, что сейчас по закону их не существует, а детектив может быть только индивидуальным предпринимателем, что не помешало ни Любименко, ни Ковалевой, ни Шумякиной, ни десяткам других сыщиков открыть собственные агентства. «Если закон примут хотя бы на 30%, мне как практику это существенно облегчит жизнь», — уверена Наталья Ковалева.

«"Съесть-то он съест, да кто ему даст!" — скептически цитирует старый анекдот Сергей Любименко. — Совершенно непонятно, как будет выглядеть законопроект в третьем чтении. Тут очень важно мнение регулятора — Росгвардии. По моей информации, у нее на развитие отрасли иная точка зрения».

Патриарх сыска

Впрочем, на новый закон уповают далеко не все члены детективного сообщества. Многих текущее положение дел устраивает. Среди них — Олег Зимин, который работал частным детективом, даже когда закона о них вообще еще не было. В 1989 году в СССР появилось первое частное детективное бюро «Алекс». Зимин, который только что уволился из подмосковного уголовного розыска, поспешил туда устроиться.

«Помню свое первое дело. Позвонила бабушка из номенклатурного дома на Кутузовском, того, где Брежнев жил. Она хотела узнать, как проводит время ее 17-летняя внучка, не попала ли в дурную компанию. Договорились, что 250 руб. составят расходы и 250 руб. — гонорар. Для понимания: 250 руб. — моя месячная зарплата в уголовном розыске, — рассказывает Олег Зимин. — Мне тогда было 24 года. День я провел у них во дворе, пообщался с девушками и ребятами и получил о внучке исключительно положительные характеристики. Довольный своей работой, я позвонил своей заказчице и договорился встретиться с ней днем следующего дня. На встрече я был внимательно выслушан, мне сказали спасибо, но гонорар бабушка платить отказалась, заявив, что слишком быстро я выполнил ее поручение».

Потом, в 1992 году, был принят закон о частной детективной и охранной деятельности, тот самый, который сейчас хотят, наконец, заменить. Примерно через год начали выдавать лицензии. И Зимину досталась одна из первых. После этого он основал собственное агентство ЗОВ.



755737292506109.png

© Света Муллари
Олег — мужчина откровенно оперской наружности: коротко стриженные седеющие волосы, распахнутое пальто, под ним — синий свитер. На Петровке он смотрится к месту. Но мы идем не в дом № 38, а в здание Института типологии и экспериментального проектирования, где Олег Зимин снимает небольшой офис. Название главной милицейской улицы производит на него и его заказчиков магическое впечатление. Именно здесь он всегда проводит с ними первые встречи, даром что живет в Балашихе. Детектив Зимин вообще старается не терять связи с органами.

«Пока официально праздновали День уголовного розыска, я каждый год выяснял у начальника криминальной милиции Балашихинского УВД, сколько поступило на службу молодых оперов, а на банкете я и начальник ОУР Балашихинского УВД в торжественной обстановке вручали купленные мною оперативные кобуры каждому из новичков», — рассказывает сыщик.

Его кумир, конечно, Шерлок Холмс. Еще — советские «ЗнаТоКи». А вот современные полицейские сериалы Зимин не любит: там слишком негативно изображаются сотрудники правоохранительных органов. Обязательно кто-нибудь замешан в коррупции.

Олег Зимин не только патриарх отрасли, но и первый вице-президент Ассоциации российских детективов (АРД), конкурирующей, понятное дело, с организацией Сергея Любименко. Оба они друг друга недолюбливают.

Дважды в год АРД проводит конференции, на которые съезжаются сыщики со всей страны, а также знаменитые зарубежные детективы. Самое главное — посмотреть друг на друга, ведь сыщики часто привлекают к расследованию коллег из других городов.

«Первый день у нас заезд и коллегия. Научно-практическая часть занимает весь второй день, — говорит Олег Зимин. — Третий день — закрытая часть конференции, только для членов АРД: мы решаем вопросы приема новых членов, обсуждаем свои внутренние вопросы, вечером — торжественный банкет. Четвертый день — культурная программа. В прошлом ноябре у нас была интересная экскурсия в музей МУРа, а в этом году мы встречаемся в Санкт-Петербурге, посетим Царское Село».

Сколько стоят услуги детектива, ни один из них явно не скажет. Зимин тут не исключение. По его словам, как-то он заработал за одно дело более 3 млн руб. Это были поиски похищенного предпринимателя.

Заработки детективов разнятся. Олег Пытов говорит о среднем доходе в 100 тыс. руб. Сергей Любименко называет цифру 150–250 тыс. руб. Наталья Ковалева утверждает, что ее подчиненные получают 50–100 тыс. руб. в месяц, а Екатерина Шумякина уверяет, что сама заработала за прошлый год 1,6 млн руб.


Фальшивый офис и поддельные лампы


Характер работы российских детективов с годами меняется.

«Еще пять-семь лет назад нам приходилось гораздо чаще искать убежавших детей, сейчас их стало меньше. Думаю, это связано с тем, что стала лучше работать опека, — рассказывает Наталья Ковалева. — Меньше стало черных риелторов, которые угрозами или обманом заставляли человека переписать квартиру, а потом старались удалить его подальше из Москвы, в деревню или маленький город. И мы этих людей там искали. Пик таких преступлений пришелся на 2009–2010 годы. Зато сейчас у нас стало гораздо больше корпоративных заказов».

Появляются даже новые способы мошенничества.

«За последние два года уже несколько человек пришли к нам с одной и той же схемой искусственного банкротства фирмы, — говорит Ковалева. — Мошенники подделывают документы отданной на аутсорсинг бухгалтерии. Банкротство проводят от лица подставных фирм, оформленных на случайных людей, зачастую бомжей. А сами мошенники действуют по доверенностям, нередко поддельным».

Тут задача детектива — найти номинального владельца, того самого бомжа, и привести его в правоохранительные органы, в отдел МВД например, чтобы он пояснил, что он не имеет отношения к преступникам. Наталья и ее подчиненные их ищут и находят. Обычно этим занимается отряд из пяти-семи детективов, которые прочесывают ночлежки и привокзальные площади.

«А недавно с одним из наших крупных корпоративных клиентов произошел необычный случай, — продолжает Наталья. — Его пригласили на переговоры в шикарный офис и обещали посодействовать в заключении тендера. Все было безупречно: качественно сделанные документы, знающие тему сотрудники. Но наш клиент — аналитик. Он оказался внимательным и заметил, что хозяин офиса не смог с первого раза найти выключатель в переговорной. Тут он и заподозрил неладное, обратился к нам».

Детективы быстро выяснили, что этот офис сдается посуточно и его сняли на три дня специально, чтобы обмануть их клиента.

«Раньше мы расследовали много дел о мошенничестве, сейчас больше внутренних корпоративных историй, — рассказывает Олег Зимин. — Например, таких. Со счета компании неустановленное лицо списало 16 млн руб. Потерпевшим повезло: они успели отменить операцию и вернуть деньги. Моей задачей было выяснить, кто это сделал. Первоначально нужно было понять, откуда было проникновение, извне или изнутри. Приглашенные технические специалисты пришли к однозначному выводу, что враг находится внутри компании. Началась отработка персонала — действующего и бывшего, — тяжелая кропотливая работа».

Детектив узнал, что в фирме восемь месяцев назад уволили сисадмина. Он и попал под подозрение, Зимин начал справляться по его предыдущим местам работы. Оказалось, аналогичные попытки воровства были в четырех компаниях из пяти. Причем в одной из них его даже поймали за руку, но по-тихому уволили. Собранный материал руководство потерпевшей компании передало в полицию для возбуждения уголовного дела. Судьба его детективу, правда, неизвестна.

Часто фирмы привлекают детективов для борьбы с контрафактом. Например, надо найти производителей поддельных картриджей для принтеров или разобраться, откуда в музыкальной школе в одном из малых городов Архангельской области появились поддельные лампы дневного света. Такие расследования Олег Зимин очень любит.



755737292505649.png

© Света Муллари

Фальшивые дипломы и непутевые дети

Даже если государственные правоохранительные органы начнут работать как часы и самостоятельно ловить мошенников и искать убийц, детективы без дела не останутся. Существуют целые отрасли, на которые никто, кроме частников, не претендует.

«Всегда есть задания, когда человек, например, подозревает своих домочадцев в краже из сейфа. Мы можем снять у них отпечатки пальцев, проверить отпечатки внутри и установить, что никто туда не залезал и у дедушки склероз, — говорит Наталья Ковалева. — Хотя бывали случаи, когда воровство из сейфа подтверждалось».

Стабильный источник заработка многих детективных агентств — проверка соискателей для компаний. Цена 1,5–2,5 тыс. руб. за анкету. Проверяют кадры обычно по открытым источникам. Например, в базе судебных приставов. Если видно, что у человека огромные долги, а он идет на весьма скромную заплату, работодателя об этом надо предупредить: есть риск, что работник начнет воровать или брать откаты. Еще детективы пишут запросы в вузы, чтобы проверить, правда ли соискатель получил то образование, которое указал в дипломе. Хотя на запросы сыщиков никто отвечать не обязан, учебные заведения обычно дают ответ. Олег Пытов как-то выявил таким образом фальшивого врача.

Впрочем, сам Пытов считает, что главное — дела семейные.

«Пока существуют любовь, неверные мужья и жены, непутевые дети и выжившие из ума старики-пенсионеры, частному детективу будет, что есть», — любит повторять он.

Кстати, примерно в 30–40% случаев подозрения клиентов в отношении супругов оказываются необоснованными.

«Вот пример из моей практики, — вспоминает Пытов. — Мужчина стал часто задерживаться на работе. Приходил домой усталый, измотанный, как будто на нем пахали. Ну, ясное дело — любовница. Стали наблюдать. Два дня работа — дом. Потом видим, что объект едет к стадиону "Динамо" и идет на теннис. Я-то думал, там нашел кого-то. Но нет, на занятиях одни мужчины. Оказалось, что его жена и все их знакомые очень хорошо играют в теннис, а ему было стыдно. Вот он и пошел учиться втайне от жены».

Другой случай: у мужа оказался сын от первого брака, он периодически ездил к нему, а жена думала — к любовнице. Но вообще у Олега Пытова в запасе уйма неприятных историй. И про пожилых родителей, подсевших на азартные игры, и про 13-летнюю девочку, с которой закрутила роман взрослая женщина. Это дело удалось распутать благодаря переписке во «ВКонтакте».

Новые технологии упрощают жизнь детективов. Тот же Пытов теперь большую часть своих расследований проводит с рабочего компьютера.

«Наверное, любой детектив, так же как и следователь, благодарен создателям социальных сетей. Ведь в наше время огромный блок информации о людях находится в открытом доступе», — делится Наталья Ковалева.

Зато неверные мужья и жены в наши дни активно пользуются каршерингом, что здорово осложняет слежку. А к Олегу Пытову недавно обратились с делом о настоящем кибер-шантаже.

«Ко мне пришел бойфренд одной украинской вебкам-модели. Оказалось, что на специальном сайте выложены фото и видео девушки и ссылки на ее страницы в социальных сетях, — рассказывает детектив. — Ей начали писать, вымогая $500. Клиент просил меня удалить эту информацию из сети. Но такой возможности у меня нет. Единственное, что я посоветовал, — не платить вымогателям».

Во многих случаях частые детективы бессильны. Но разговор с Олегом Пытовым приходится быстро заканчивать, потому что пришла новая клиентка, полная черноволосая дама с грустными глазами. Вчера она позвонила сыщику, а сегодня прилетела из-за границы на консультацию. Пока люди ревнуют друг друга и ищут работу, детектив без дела точно не останется.
Любовь, склероз и проверка соискателей: как работают частные детективы в России
Last edited by a moderator: